Брёвна в усах.

Я обычно работаю в жанре нудного морализаторства.
Не буду изменять своим правилам и на сей раз.
Кроме того – я человек медлительный, долго раскачивающийся, и реагирующий на события,
происходящие в мире и стране, с некоторым опозданием. Так удобнее – меньше шансов в
горячке спороть глупость, необъективно оценить новость, а то и вовсе, бездумно прореагировать
на, разоблачённый в последствии, фэйк.
Но тема моего спича будет (как и обычно, впрочем) лишь на первый взгляд связанной с какими-то
недавними событиями. На деле же, мысли, высказанные мной в следующей речи, жили во мне и
до некоего информационного повода, заставившего меня облечь их в более или менее
удобоваримую форму.
Приступим.
Не так давно рунет был растревожен новостью о том, что некий господин Карагодин создал
специальный сайт, на котором он публикует имена и фамилии сотрудников НКВД, причастных к
расстрелу его деда – Степана Ивановича Карагодина.
И, вроде бы, человека можно понять – репрессированный родственник, тяжёлая утрата,
трагические воспоминания и так далее.
Но вот беда – по документам, выложенным на сайте, получается, что дедушка был махровый
антисоветчик, в частности был в составе Временного Исполнительного комитета Амурской
области, который, цитата:
«В конце августа - начале сентября 1918 года < … > вошел в альянс с антибольшевистскими силами
региона, после чего, в составе сводного отряда из японских, американских, русских
(белогвардейских, казачьих) и китайских войск, под общим командованием генерал-майора
Ямады и генерал-майора Юхары, принял участие в наступлении на территорию контролируемую
большевиками – город Благовещенск, город Свободный и иные населенные пункты региона.»
То есть не сказать, чтобы дедушка был невинной овечкой.
То есть откровенно сотрудничал с интервентами и белогвардейцами.
Но, кто мы такие, чтобы осуждать его?
Мы и не будем этого делать, упаси Бог, мы поглядим на деятельность господина Карагодина-
внука ещё немного.
И видим следующее.
Сам Карагодин (внук) на своём же сайте принимает извинения от потомков «чекистских палачей».
В ответ он шлёт великодушные письма, с подобными заголовками:
«Внучке Зырянова Николая Ивановича – палача Томского горотдела НКВД НСО, убившего Степана
Ивановича Карагодина 21 января 1938 года в городе Томске»
Неплохо, для начала.
Сказано наотмашь – без обиняков.
Но господин Карагодин (я хотел бы назвать его гражданином, да вот беда – господин Карагодин
отказался от российского гражданства и собирается переезжать в Прибалтику), так вот – господин
Карагодин великодушен, он отвечает внучке палача:
«Я протягиваю Вам руку примирения, как бы ни тяжело это мне сейчас было сделать….
Живите со спокойной душой, а главное с чистой совестью »
Прекрасно. Достойно. Щедро.
Но мы снова не будем осуждать господина Карагодина. Это его право – прощать и
великодушничать.
Пусть его. Пусть делает так, как подсказывает ему его сердце.
Сам я хотел бы добавить только следующее.
Вот бывает так, что человека осудили.
Осудили несправедливо (а не так, как в рассмотренном нами случае – за явную
антибольшевистскую деятельность)
Даже безо всякой политической подоплёки.
Следственная и судебная ошибка.
И выходит такой человек из тюрьмы.
А может даже и не выходит – может ведь и сгинуть в тюрьме.
И это очень тяжело. Это, не дай Бог никому, такое пережить!
И родственники его не в восторге от этого. И судебную и исполнительную власть недолюбливают. Что вполне объяснимо.
Но, повторю, такое бывает, и, представьте – не только в России или в СССР. Везде бывает – на всей
планете. Ничего с этим не поделаешь – не придуман ещё идеальный справедливый мир.
А бывает и такая ситуация.
Осудили человека.
Справедливо или несправедливо – не важно.
И, даже, вышел человек из тюрьмы или не вышел – тоже не суть.
И дети его, после всего этого, теперь кричат по любому удобоуму поводу:
«Менты! Мусора! Волки позорные!»
И мы снова не будем их осуждать.
Но вот каким быть – это каждый выбирает себе сам.

(no subject)

Помню, в детстве произошёл со мной такой случай.
Приобрёл я в Детском Мире термопереводную картинку.
Не помню какую - Микки-маус какой-нибудь, или ещё какая хрень.
Возвращаюсь домой. Уже вижу, как я беру в руки утюг и вплавляю этого мультяшного героя себе на майку.
Подхожу к подъезду. Открываю его (подъезд у нас закрывался - не на магнитный замок, конечно, а на обычную защёлку, открываемую при помощи длинной плоской пластины).
Тут обращаю внимание, что к подъезду бегут два пацана - явно спешат, хотят попасть в подъезд.
Я, как мальчик интеллигентный, дверь придерживаю и дожидаюсь пока они добегут - надо ведь помочь людям.
Пацаны забегают в подъезд, резко дают мне по тыкве, отбирают термопереводную картиночку (ах, какая была картиночка!) и сваливают.
Вот у меня такое ощущение, что я до сих пор веду себя в том же стиле, что изложен в приведённом сюжете.
Ваш Гнедов.

Ах, Самара-городок

Я сейчас довольно грубо выскажусь. Не целиком - грубый пост накатаю, а в отдельной его части буду слегка невежлив. Приступаю. Если я описываю иной раз тяготы своего бытия, рассказываю о материальных и других трудностях, то, если кто-то воспринимает это, как жалобы на жизнь - то он идиот. Прекрати быть таким идиотом, потенциальный идиот! Конец грубой части. Я чётко и предельно ясно понимаю, что во всём, что со мной происходит и произошло - виноват лишь я сам. На кого жаловаться? Для чего жаловаться? Да и - грех жаловаться мне, если честно-то. Даже та часть жизни, которую я уже успел прожить, была интересна, насыщенна. Пусть сумбурна и неправильна - но это настоящая живая жизнь. Я дружил и дружу с интереснейшими людьми, общаюсь с прекраснейшими и добрейшими созданиями божьими. Я любил и был любим женщинами, о которых иной даже и подумать не решится (да, немного пошлейшего хвастовства не помешает - это мой стайл). Я красив. Умён. Даже не талантлив - а по-другому это называется. (это всё продолжение хвастовства "мой стайл". И это всё правда, тем не менее) Так на что мне жаловаться, прости, Господи? Но вот что же делать дальше? Два моих жизненных идеала я опишу вам через секунду. Первый - это вот тот самый добродушный выпивоха и сибарит, кутила, прожигающий свою жизнь, флиртующий с дамами, рассказывающий о себе ироничные небылицы. Примерно так. И второй - спокойный, добрый, заботливый человек, который нежно целует свою жену, засыпает, обнимая её, просыпается с ней же - и не забивающий себе голову всякой хернёй, которой забита моя голова. Честно - эти два варианта жизни для меня практически равноценны. Я нахожу в обоих свою прелесть и путь к спасению. Беда в том, что оба эти пути уже почти закрыты для меня (no comments). Вообще - для чего жить? (оригинальный вопросец, свеженький). Я живу уже давно исключительно из интереса к тому - а вообще, сколько можно прожить? Двести лет? Триста? Сто тысяч? Сама жизнь, при этом, почти не вызывает интереса своей новизной, к примеру. Вернее, вынужден пояснить: Всякое вот это "творчество", "поэзия", "песнопения" - практически не интересует меня. Мне гораздо интереснее сидеть с человеком на кухне и говорить: "В славном городе Ангарске Над рекой река бежит" А человек, чтобы чай пил и кивал. Но я-то видел бы - это всё не проходит бесследно. Видел бы, как лучше становится ему, душе его легче. Вообще - вот эта задача, работать с душой напрямую - она манит меня. И, пиздец, как пугает. Я от этого часто так сильно и выпиваю - от ужаса. И, ещё раз, друзья - жаловаться мне грешно. Хотя я и в лютом пиздеце, как принято сейчас говорить. В общем, что бы то ни было - пытайтесь помнить об этом, если вы вдруг меня вспомните.
И да - я всё равно вас люблю.

Простота и прямодушие добрых людей

Ща будет история, которую я не собирался рассказывать - но вдруг решился.
Однажды, выгнанный из её дома своей бабой, стоял я в Иркутске ночью в тридцатиградусный мороз.
Стою, бля, курю.
Тут подваливает деваха такая - ну полный гоп-стайл.
Треники, пидорка, курточка - всё как надо.
Она
- есть прикурить?
я
- да каешш, сестрёнка
она
-а чо стоишь-то?
я
-да вот - баба выгнала
она
-чо, вот прям в тридцатник на улицу выставила?
я
-ага, ну бывает...
Она на меня смотрит, и говорит
- короче, знаю я чем тебе помочь. Вот щас заходишь в этот дом, поднимаешься на третий этаж - стучишь в тристапятую квартиру.
Там Маринка живёт - скажи ей, что ты её ОТЖАРИШЬ, она тебя пустит!
Не буду врать - я не воспользовался её советом.
Но гуманизм - оценил

Дайджест № 447 бис

1. Баба устроена таким образом, что в голове у неё только блажь да трескотня.
Потому баба должна ходить небыстро, а с человеком разговаривать уважительно и по имени-отчеству.
Глазами баба на человека смотреть не должна - а должна смотреть вниз и вбок, дабы не впасть в смущение.
2. У барыни Скоролеповой Анны Никифоровны цыганы покрали давеча весь лён.
Да, главное, шустро так - раз, и нету!
Ни дать ни взять факиры какие, прости Господи.
3. А у Миколенко Ондрия, если он вбок повернётся, то морда, ну прям пёсья!
А когда он бакенбардами шевелит - тут любой скажет: "Верно, пёсья морда у этого шельмеца!"
4. Приснился мне сон. Типа кинофильмы. По сюжету (первую его половину) я с братом (в фильме у меня был родный брат) рассекал в постапокалиптическом будущем по какой-то пустыне на огромном рейсовом автобусе.
Оба мы, при этом, были под какими-то страшными наркотиками.
Я в зеркало, помню, глянулся - а у меня зрачки в пол-лица, да ещё и пронзительно синего цвета.
А во второй части мы наоборот - боролись с бандами распространителей и изготовителей этих зловещих наркотиков.
Но уже не вдвоём - а вкупе с присоединившимся к нам шустрым азиатом.
Помню начало финальной сцены:
Деградировавшее общество устраивает в залах ночного Эрмитажа дикие рейвы и оргии.
Пол этих самых залов просто усыпан наркотическим порошком.
И тут входим мы втроём - с пылесосами.
Я ещё подумал : "Глуповато как-то" и проснулся.

На речь Труффальдино

Я вот что хотел бы сказать по поводу речи К.А. Райкина.
Во-первых, я не знаю и не берусь предполагать, есть ли у него какие-то иные причины говорить так, как он говорит, кроме его искреннего убеждения, что он говорит верные и нужные вещи. То есть я не буду подозревать в его выступлении какую-то корыстную цель и т.д. и т.п.
(что не отменяет того, что в его речи встречается и явное лукавство)
Однако.
Есть ряд моментов, на которые я не могу не обратить своё внимание.
Они связаны с его риторикой, как таковой, и с его манерой рассуждать, которая, собственно, и диктует его риторику.
Пройдусь по порядку, с начала его выступления.
Про цеховую солидарность.
Вообще, как по мне, подобного рода отсылки к цеховой солидарности очень сильно напоминают известное выражение: «Он сукин сын – но он наш сукин сын». Но это – моё личное мнение, оно достаточно критично и придирчиво.
Далее буду цитировать.
Сразу хочу предупредить – для кого-то мои цитаты покажутся неважными в свете его выступления вообще, в целом. Для меня же они существенны.

«Хотя его вообще надо переводить с аристархского на русский, потому что он говорит языком, которым просто стыдно, что от имени министерства культуры так человек разговаривает»

Моя личная оценка – взял и, походя, нахамил. Я полагаю, что так делать не стоит.

«Главное, что есть такая мерзкая манера — клепать и ябедничать друг на друга. Мне кажется, это просто сейчас недопустимо! »

Странное заявление… Ну, здесь-то, полагаю, ни министерства, ни государство не повинны?
Не клепайте, не ябедничайте.

«…словами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели»

Шик. Я могу ответить лишь – словами о свободе слова, недопустимости цензуры, невмешательстве в работу художника прикрываются, как правило, цели не менее низкие.

«Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены»

Кем? Что за бред? Хочу подчеркнуть, я вовсе не сторонник того, чтобы закрывать спектакли, обливать фотографии разными жидкостями. Но есть и такие люди, которые искренне считают, что так и надо. А, главное, кем проплачены? Неужто государством? Ну-ну. Вот тут я тоже могу сказать: «Не верю, Константин Аркадьевич, не верю, что вы не понимаете, что несёте ахинею».

«Искусство имеет достаточно фильтров из режиссеров, художественных руководителей, критиков, души самого художника. Это носители нравственности»

Вот тут у меня чуть глаза на лоб не полезли. Ей-богу.
Я всю свою жизнь общаюсь с представителями различных творческих профессий. С актёрами, художниками, музыкантами, поэтами. Никакими носителями нравственности, в большинстве своём, они не являются. Напротив. В творческой среде разного рода пороки и безнравственность весьма и весьма распространены. Уж поболее, чем в средах нетворческих, если можно так выразиться. И снова – Константин Аркадьевич не может этого не знать где-то там, в глубине, внутри.

«Вообще, у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти»

От души, вот прямо – от души.
Где, в какой части земного шара есть такая умная власть? Или только в фантазиях К. Райкина об идеальном мире? Там – да, такая власть существует. В реальности же – такой власти не было и не бывает.
Вообще, речь его постоянно пестрит какими-то странными оговорками. Негодует человек по поводу действий властей и церкви. Возмущается закрытием спектаклей и выставок. Но, тут же, выясняется, что всё это дело ни властей, ни церкви, а неких общественных активистов. К чему тогда весь этот сыр-бор? Чего сказать-то хотел?
Я перечислил те моменты, которые вызвали некоторую настороженность лично у меня.
У кого-то – другие.
Но больше всего меня расстроило, что взрослый, кажется, шестидесятишестилетний уже человек говорит какие-то глупости, которые пристало бы говорить незрелому юнцу, но уж никак не пожившему на этом свете не один десяток лет актёру и режиссёру.
Некоторые могут сказать, что я сейчас поступил в том же духе, который сам и осудил в начале заметки – а именно, походя, нахамил Константину Аркадьевичу.
Но Константин Аркадьевич этой заметки никогда не прочитает. А вот Аристархов выступление Райкина очень даже услышит. И Райкин об этом знает.
Ну, и вообще – я же любя ;)
Блюмкинъ.

О вреде безыдейности.

Всем уже изрядно поднадоело слово «русофобия», однако, за неимением другого определения, приходится пользоваться им.
На мой взгляд, русофобы делятся на три основные категории.
Первая – идейные и убеждённые. С этими всё ясно – в массе своей это народ неглупый (и даже не обязательно морально ущербный), но так уж у них сложилось. Такая в их голове картина мира. Но это именно картина – она цельная и последовательная.
Вторая – люди обманутые и искренние. Они действительно верят в «миллион изнасилованных немок», «руку Кремля», «русскую угрозу», «атмосферу ненависти и нетерпимости» и прочие клише. Они, чаще, всего не слишком умны. Не всегда – но чаще всего.
И есть третья категория. Люди тусовки. Те самые пресловутые четырнадцать процентов людей с хорошими лицами и ясными глазами. С ними сложнее всего. В их случае ни об уме, ни об отсутствии такового говорить не приходится. Там всё решает не рассудок, не чувство справедливости, а то «как принято» в тусовке.
Проиллюстрирую это следующими примерами.
Пример первый.
Возьмём два абсолютно параллельных суждения.
Первое, будучи высказано консервативным горцем из далёкого аула, может звучать так:
«Западные (условно) женщины все, как одна, лёгкого поведения, потому что не прикрывают лицо и руки, ходят в коротких юбках и тем самым пробуждают в джигитах похоть и сладострастие ».
В этом случае – раздаётся дружный хор, в диапазоне от «хватит кормить Кавказ» до «убирайтесь в свой чуркистан» (а люди либеральных, казалось бы, взглядов, бывают удивительно нетолерантны к инакомыслящим, и не стесняются говорить вслух слова явно не из разговорника терпимого человека).
Второе же, будучи высказано жителем какой-либо западноевропейской страны (или нашим соотечественником, побывавшим за границей) звучит почти так же:
«Русских женщин за границей воспринимают, как девиц лёгкого поведения, потому, что они красятся и одеваются так, как не красятся и не одеваются западные женщины. И делают это даже перед обычным походом в магазин».
На сей раз те же самые люди, только что осудившие консервативного горца, вполне радостно, а то и с грустным пониманием будут кивать головами и говорить: «Да-да, как верно. Так и есть…»
То, что это абсолютно одинаковые по своей сути высказывания – им не бросается в глаза.
Ну не бросается, и всё тут.
Возьмём пример немного посложнее.
На Украине, как известно, нацизма нет. Зато есть проспект имени Бандеры.
Чтобы избежать явного диссонанса, придумываются различные оправдательные теории – вроде той, что раз Бандера сидел в немецком лагере, то он уже, чуть ли не антифашист.
Я ничего не буду говорить про Бандеру, просто хочу напомнить 30 июня 1934 года.
Так называемую «ночь длинных ножей», в ходе которой одни нацисты убивали других нацистов.
Убитые нацисты (каким бы удивительным это ни казалось сторонникам версии о лагерном антифашизме Бандеры ) нацистами после смерти быть не переставали.
Точно так же и пребывание на фашистской зоне никоим образом не делает из упомянутого Степана Б. борца с фашизмом.
Однако это не смущает тусовочный народ. Принято в некоторых кругах рассуждать про Банддеру и лагерь – значит, будем придерживаться принятых правил.
И, напоследок, цитата:
«Россия заняла место евреев в общественном сознании, как нелегитимное исчадие ада, которое виновато во всех бедах, которые происходят неважно где и неважно когда» (Яков Кедми)
Заметьте, это не я говорю – это говорит бывший руководитель одной из Израильских спецслужб.
Я лишь хотел бы немного развить его мысль.
К примеру, еврей-антисемит не такая уж и редкость. Однако же, если бы такой еврей вышел навстречу гитлеровским войскам с хлебом-солью, вряд ли его участь была бы более завидной, нежели у остальных евреев. Так как он виновен уже по факту своего рождения.
Так и сейчас. Для Запада все живущие в России – русские. Независимо от реальной этнической принадлежности. И уж, тем более, независимо от идеологических воззрений. Поэтому, опять же, вне зависимости от того, чем обернётся нынешнее противостояние, новая холодная война (называйте как угодно), участь четырнадцати процентов людей с хорошими лицами не будет более завидной, чем у остальных. Не надейтесь. Для Запада вы такие же русские, просто по факту рождения.
Так что не надейтесь. Даже не надейтесь.

О странностях любви

Я за женщинами не ухаживаю.
Не вижу необходимости - сами вешаются.
Попробую описать себя.
Я красивый брюнет, прекрасного сложения, с печальными глазами, крупным носом и порочным ртом. Также обладаю проникающим в самое сердце баритоном.
Это я ещё щажу ваши чувства - на деле всё гораздо серьёзнее.
Был недавно на свадьбе - так подружка невесты умоляла:
“Женись на мне, только женись - я тебе шаль подарю!”
Я конечно:
“Ты чего, Настёна, это я тебя шалью должен манить”
А она, как сдурела, всё твердит: “Шаль, да шаль. Шаль, да шаль”.
Или иду как-то по Ангарскому мосту - тут останавливается шикарное авто (названия я не помню - я кроме москвича, жигулей и волги автомобилей не знаю), из него выходит изумительной красоты блондинка в изящном мини и говорит мне:
“Мужчина, если вы не поедете сейчас со мной в ресторан, то я сброшусь с этого моста и погублю свою юную жизнь”
А у самой слёзы на глазах. И дрожит.
Делать нечего - едем.
Не буду описывать стол, яства - ни к чему это. И вот наклоняется она ко мне, игриво так кормит виноградинкой и шепчет в ухо:
“Вы ничего не имеете против, если я подарю вам прекрасную шаль, тонкой работы?”
Я, конечно, суховато так: “Вы знаете, не завел привычку носить шаль-с”
Странный, очень странный случай...
А давеча и вовсе - иду по Центральному Рынку, а навстречу мне толпа цыганок.
И все они в этих самых... ну вот... ну, вы поняли!
Как дёрнул я оттуда, пока они меня не заметили - гепардом нёсся!
Кошмар!
Теперь хотел бы сделать официальное обращение:
“Дорогие товарищи женщины, ну хватит уже с этой шалью! Не шаль мне нужна, совсем не шаль!”

Обо всём.

Сначала долго не мог уснуть.
Вместо снов в голове какое-то кино показывают - не самое лучшее, притом.
Сперва какие-то электроны... или молекулы... я небольшой спец в этом деле.
Потом приснились голые бабы - вообще похабщина какая-то снилась.
И тут мне стало грустно - ведь я порочен!
Но застенчив.
А надо бы выбирать что-то одно.
Потом я решил написать такой рассказ:
"Шли однажды трое чуваков на шлюпке по Яузе - Толя, Гена и Николай.
А навстречу три чувихи - Света, Аня и Галя.
Чуваки кричат - Эй, чувихи, давайте с нами кататься!
А те - давайте.
А потом вышло так, что Толя женился на Свете. Гена на Ане, а Николай на Гале"
Отличный рассказ, я считаю.
В нем есть всё, что нужно - романтика, немного приключений (по крайней мере есть слово "шлюпка"), любовь и счастливый конец.
Он, правда, коротковат.
НО это можно сделать приёмом.
Вообще создать новое течение.
Назвать его, скажем, Прогрессивный Минимализм, или short-spice, да хоть Стебель Бамбука.
И тогда можно писать уже вообще такие рассказы:
"Однажды у одного чувака порвался носок", или "Однажды чувак упал", или "Две чувихи однажды грелись".
В общем - я доволен.
Теперь немного о науке.
У меня есть пара серьёзных проектов.
Первый - размещение в космосе гигантских ледяных зеркал.
И чтобы они летели по орбите вдоль экватора и сверкали.
Назначение этого всего мне пока и самому неясно - но соответствующие распоряжения я уже отдал.
А второй - это система распознавания на улице клоунов без грима.
Должна быть полностью автоматизированной.
Уже почти всё готово - есть коробочка и проводки.
Надо только какую-нибудь формулу внутрь запихать.
И теперь о политике.
Во первых - с днём рождения кое-кого.
Во вторых я вчера видел телевизор.
Там выступали сначала кое-кто, а потом Лавров.
Оба всё сказали правильно и внятно.
А лавров - тот вообще красавчик, хотя бы потому что он курит.
Если вы мне скажете, что это слабоватая причина, для того чтобы называть человека красавчиком, то я отвечу вам так:
"Ха-ха-ха!"
Блюмкинъ

(no subject)

Иногда мне хочется, чтобы я выглядел как Дугин - только работал бы токарем на заводе.
И, выходя покурить, говорил бы в пространство - "Нет, кнессет не поддержит мой проект..."
Или, чтобы у меня была голова, как у пэкмена, и я ел бы двери.
Или, чтобы все вокруг умели читать мои мысли - и я бы всё время стыдился.
Или, чтобы приняли такой законопроект - вот сидит мужик на работе и ничего не делает. А тут - херакс! В стене дыра. Оттуда - ампула с пневмопочтой. А в ней записка от Путина - "Работай, ленивый мужик! "
Или, чтобы ириски были размером с дом.
У меня много идей - до хренищи просто.